Сталинград. Смертельное кольцо для вермахта

У советских и немецких войск во время Сталинградской битвы был общий противник — рельеф местности. Степи, с которых на город накатывался вермахт, понемногу понижались с запада на восток, и, когда в сентябре гитлеровцы захватили несколько командных высот, они смогли просматривать расположение советских войск и их глубокие тылы. Сталинград находился на правом, высоком, берегу Волги. Мостов возле города не было, разница высот между берегами сильно усложняла создание переправ. Через Сталинград протекали две речки, затруднявшие маневрирование в городе для наших войск и служившие путями доступа к городу для противника.

Советским войскам было трудно защищаться, но, с другой стороны, немцы не могли наступать в своём привычном манёвренном стиле, с фланговыми и тыловыми ударами. Поэтому они были вынуждены штурмовать Сталинград в лоб, методично «молотя» опорные пункты и выдавливая линию обороны всё дальше к Волге, за которой для защитников «земли не было».

С начала городских боёв 13 сентября 1942 года до середины ноября территория, которую контролировала 62-я советская армия генерал-лейтенанта В. Чуйкова, сжалась до полосы шириной в несколько сотен метров. По воспоминаниям современников, командующий сам порой сомневался, что Сталинград удастся отстоять.

Фонтан «Бармалей», один из символов Сталинграда
Фонтан «Бармалей», один из символов Сталинграда

Капкан стен, паутина улиц

Одна из прописных истин военного искусства: городского боя надо избегать. Но война не всегда даёт возможность выбора. Так случилось и в Сталинграде.

Любое немецкое наступление раскалывалось в переплетении городских улиц на множество мелких схваток, настолько плотных, что противники, по американскому выражению, могли схватить друг друга за пряжки ремней. Не существовало дистанции боя, советских и немецких солдат часто отделяли друг от друга только стены или потолочные перекрытия. В ход шли ручные гранаты, бутылки с горючей смесью, огнемёты и ампуломёты. Как в окопных боях Первой мировой войны, нож снова стал важнейшим снаряжением и действенным оружием пехотинца.

Бойцы 62-й армии действовали агрессивно и решительно, успешно маневрировали в пределах группы зданий или даже одного дома, избегая ударов противника и переходя в контратаки. Мелким группам противника часто не хватало сил для захвата и удержания объектов, а крупные части не могли развернуться в руинах цехов и зданий, и они несли большие потери.

В городских боях Сталинграда рождались концепция и тактика городского боя, которые впоследствии пригодились Красной армии при штурмах Познани, Берлина, Будапешта и других городов.

В Сталинграде борьба малых штурмовых групп была столь же значимой, как схватка полнокровных дивизий в других сражениях. Первый раз подобная тактика была использована 19 сентября 1942 года во время боя за здание Госбанка, занятое немцами. Ночью три группы советских автоматчиков и сапёров пробрались к этому опорному пункту, обороняемому примерно полусотней немецких солдат с пулемётами и миномётами. Ползком под обстрелом противника сапёры смогли доставить к стенам заряды по 100–150 кг тола и проделать несколько проломов. Пока гарнизон был оглушён, штурмовые группы ворвались в дом. Основным оружием этого боя стали гранаты: при зачистке здания в каждую комнату их забрасывали по нескольку штук, прежде чем ворваться внутрь. Автоматный огонь был второстепенным, в том числе потому, что стены, перекрытия и обломки мешали стрельбе. После жестокой схватки немцы были уничтожены, и Госбанк перешёл в руки советских бойцов. И такая же борьба шла ещё за множество домов, цехов и других сооружений.

Отдельно стоит упомянуть о снайперах. В Сталинграде противостояние немецких и советских мастеров стрельбы было, наверное, одним из самых напряжённых и масштабных в истории. Широко известно имя Василия Зайцева, записавшего в Сталинграде на свой счёт 225 гитлеровских солдат и офицеров. Среди них было 11 снайперов противника. В. Зайцев стал одним из основоположников снайперского движения и многих обучил этому непростому делу.

Снайпер В. Зайцев (слева) объясняет новичкам боевую задачу
Снайпер В. Зайцев (слева) объясняет новичкам боевую задачу

В Сталинграде немцам упорно не удавалось добиться решающего превосходства. Сентябрьский и октябрьский штурмы каждый раз почти добивались успеха, но только «почти». Немцам нужна была буквально одна «лишняя» дивизия, может быть, всего несколько полков, чтобы закрепить и развить успех. Но именно этих необходимых частей и соединений в критические моменты под рукой не было. Тем временем в немецких ротах оставалось уже по 10–30 активных штыков, уменьшалось количество исправных орудий, самолётов и танков. Немецкий ветеран боёв в Сталинграде писал: «Это похоже на то, что творилось в боях на Сомме в войну 1914–1918 гг., с той разницей, что здесь все эти солдаты погибли за один город».

«Малый Сатурн», большой «Уран»

На более глобальном — фронтовом — уровне немцам приходилось не только штурмовать Сталинград, но и отражать советские атаки на севере, между Волгой и Доном. Из-за непрерывных «северных» атак советских войск немцам нужно было быть сильными сразу на двух ключевых участках битвы за Сталинград. Из резервов и с более спокойных участков фронта «выкачивались» все свободные соединения. Несмотря на продвижение и захват почти всей городской территории, войска под командованием Паулюса переживали скрытый, но тяжёлый кризис. Немецкая группировка несла большие потери в квалифицированной пехоте и танковых частях. Целые участки фронта отдавались на откуп заведомо менее боеспособным союзникам Рейха — румынам и венграм.

По всему фронту под Сталинградом в промёрзшей степи развернулись яростные сражения в стиле Первой мировой: окопы, пехотные атаки, валы артиллерийского огня. Эти бои не освещались в прессе, о них не писали в газетах. Но степные сражения были не менее важны, чем бои в Сталинграде.

На фоне городских боёв советские войска, учтя опыт предыдущих неудач, незаметно и упорно готовились к решительному контрнаступлению. Первоначально предполагалось, что существенную роль в нём сыграют пехотные части Донского фронта. Однако именно они ранее методично били по северной части немецкого фронта и были сильно измотаны. Поэтому к концу октября был сформирован новый фронт — Юго-Западный. Он получил в своё распоряжение танковую армию, два кавалерийских корпуса, более пятидесяти артиллерийских и миномётных полков, включая реактивную артиллерию Резерва Главнокомандования.

Для успеха задуманной операции требовалась слаженная работа сразу трёх фронтов. Новый, Юго-Западный, должен был сокрушить слабое звено — оборону румынской 3-й армии, а затем в стремительном темпе (до 40 километров в сутки) наступать на юго-восток, чтобы выйти к излучине Дона. Более слабый Донской фронт совместно с Юго-Западным отсекал от Сталинграда группировку немецких войск. И наконец, Сталинградский фронт, расположившийся южнее города, должен был разгромить румынский армейский корпус и окружить немецкую 6-ю армию с юго-востока и юга. Глубокий удар между озёрами южнее Сталинграда к Калачу у Дона соединял Сталинградский фронт с Юго-Западным и замыкал большое кольцо окружения.

19 ноября 1942 года Юго-Западный и Донской фронты двинулись в наступление, начав одну из самых ответственных и рискованных операций Красной армии. На следующий день, когда внимание противника было отвлечено на новую угрозу, начал действовать и Сталинградский фронт. Несмотря на сопротивление противника, уже на третий день боев румынская 3-я армия была окружена. Юго-Западный фронт катился вперёд, к намеченным целям.

22 ноября передовой отряд подполковника Филиппова (пять танков, две роты мотострелков и броневики), наступавший с зажжёнными фарами, внезапной атакой захватил важнейшую переправу через Дон у города Калача. 23 ноября в 16 часов войска северной и южной «клешней» соединились в районе Калача и хутора Советского. Окружение замкнулось.

«Кольцо» изо льда и пламени

Злую шутку со сталинградской группировкой сыграл успешный опыт немецкой обороны в окружении зимой 1941–42 годов под Демянском и Холмом, когда всё необходимое доставлялось по воздуху. Вместо приказа на прорыв из котла командующий немецкой 6-й армией Ф. Паулюс получил указание обороняться. Но в этот раз было окружено намного больше войск, которым требовалось устойчивое и масштабное снабжение. Глава люфтваффе Г. Геринг пообещал, что его лётчики справятся, несмотря на то что самолётам приходилось пролетать 200–300 км до окружённых — едва ли не впятеро больше, чем под Демянском. К тому же часть задействованных машин не годилась для транспортных перевозок.

Окончательный разгром немецкой группировки в Сталинграде
Окончательный разгром немецкой группировки в Сталинграде

Немцы не полагались только на воздушный мост. Уже 12 декабря на внешний фронт окружения обрушился удар немецкого объединения — аврально сформированной группы армий «Дон». Почти две недели немецкие войска под общим командованием Э. Манштейна пробивались к окружённым, используя в качестве тарана группировку Г. Гота, сформированную на основе 4-й танковой армии. И вновь над немцами злым роком нависло слово «почти». Они почти прорвали окружение, но надо было закончить прорыв и затем удержать его. А сил для этого уже не было. Группа Гота буквально «сточилась», прогрызая советскую оборону и выдерживая ответные контрудары. 24 декабря Сталинградский фронт вновь перешёл в наступление. Стало очевидно, что попытка деблокирования окруженцев провалена.

После короткой паузы, необходимой для решения первоочередных задач, внимание советского командования обратилось к попавшей в капкан армии. 10 января 1943 года, по выражению немецких военных, «разверзлась преисподняя». Началась операция «Кольцо» — ликвидация окружённой группировки, завершившаяся 2 февраля капитуляцией её остатков. Сам Ф. Паулюс сдался советским войскам 31 января.

Красная армия провела полноценную и успешную операцию по окружению стратегического масштаба. Результаты контрнаступления под Сталинградом вызывают споры до сих пор. Остаётся дискуссионным вопрос, был ли это смертельный удар или же Рейх окончательно проиграл войну позже, летом 1943 года. Так или иначе, со Сталинграда началось движение в обратном направлении — с востока на запад. Движение, остановившееся только в мае 1945 года в Берлине.

Источники:

  • Dimarco Louis. Concrete Hell: Urban Warfare From Stalingrad to Iraq. Osprey Publishing, 2012.
  • Forczyk Robert. Red Christmas: The Tatsinskaya Airfield Raid 1942. Osprey Publishing, 2012.
  • Бои в Сталинграде. Из опыта боев Отечественной войны. Полковник М.В. Савин. Подполковник В.М. Кравцов. — М.: Воениздат, 1944.
  • Вельц Г. Солдаты, которых предали. — Смоленск: Русич, 1999.
  • Исаев А. В. Сталинград. За Волгой для нас земли нет. — М.: Яуза, Эксмо, 2008.
  • Павлов Я. Ф. В Сталинграде. — Сталинград: Областное книгоиздательство, 1951.
Закрыть