Выходной с разработчиком. Когда точно знаешь, чего хочешь

Максиму Киселёву 27 лет. В марте 2015 года из Санкт-Петербурга он переехал в Минск. Вместе с городом он кардинально сменил сферу, в которой работал,  из настоящих кораблей попал в «Танки».

Мы продолжаем цикл интервью-прогулок, которые дадут читателям портала возможность провести выходной день с разработчиком World of Tanks Blitz. Предыдущие материалы рассказывали о том, чем увлекаются гейм-дизайнеры Александр Куликов и Иван Воронов, комьюнити-менеджеры Дарья Климчук и Аня Мордовина, технический директор мобильного подразделения Виталий Бородовский, QA-инженер Александра Радюк.

Сегодня мы проводим выходной в компании разработчика отдела DAVA Engine. Максим предпочитает активный отдых в любой сезон. Параллельно с занятиями сёрфингом и тайским боксом мы рассуждаем о плодах риска и о том, почему не стоит бояться выходить из зоны комфорта и повышать свою планку.

— Время летит быстро. Когда я переехал в Минск, первые пару месяцев мало с кем общался, но потом благодаря общим увлечениям познакомился с очень интересными людьми.

— С какими сложностями ты столкнулся, приняв решение переехать?

— Всё зависит от того, как относиться к переезду. Если мысль о нём наводит депрессию, то ничто не спасёт: ни компания, ни друзья. Мне было не страшно выйти из зоны комфорта — это стало интересным вызовом. Я ни на секунду не задумывался о том, что что-то может пойти не так. В жизни нечего терять, кроме цепей.

Какого-то барьера в менталитетах нет, к тому же в Минске есть куча плюсов. Он меньше, намного чище, ведь в Питере большой поток машин. В Питер ты приезжаешь, и он всё время серый: серый асфальт, серые стены, серое небо.

В Минске, если захотеть, всегда можно найти, чем заняться. Я на своём опыте понял, что главное — куда-то выбраться. Могу назвать много вещей, которые я попробовал в Минске впервые. Никогда, например, до этого не катался на сёрфе. Естественно, ни в Питере, ни в Минске нет волн, зато в Минске есть тренажёр. Впервые на скалодром я попал тоже в Минске.

Недавно начал заниматься дайвингом: проходим с друзьями обучение на сертификат PADI. От первого погружения получил массу ни с чем не сравнимых впечатлений! Ты попадаешь в дискомфортную ситуацию, когда приходится дышать ртом, а в маску и нос постоянно попадает вода. Понял, что, видимо, придется побриться: из-за щетины маска протекает. В процессе начинаешь непроизвольно паниковать, но говоришь себе: «Спокойно!». И всё начинает получаться. Впереди тренировки в бассейне, а дальше — белорусские озёра.

Вейкбордом, сноубордом я занимался и в Питере, а здесь продолжаю. Возобновил тренировки по тайскому боксу: после переезда в Минск пришлось сделать перерыв. Я занимаюсь с тренером, это максимально эффективно и наименее травмоопасно.

— Ты родился в Питере?

— Нет, я родился в Казахстане, в городе Шымкенте. Когда мне было 6–7 лет, родители вместе со мной и сестрой переехали в Россию. С тех пор я учился, а затем и работал в Питере до самого переезда в Минск в марте 2015 года.

— А где ты учился?

— Окончил электроэнергетический университет (Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» имени В. И. Ульянова). Я попал на факультет, на который хотел, — компьютерной информатики. Три года отучился по этой специальности, а в оставшиеся два с половиной года после перераспределения я попал на немного другую специальность — «Автоматика и процессы управления». Но приходят такие моменты, когда ты понимаешь, что нужно что-то менять. Я выпустился и получил диплом, но работать пошёл программистом, а не инженером, как предполагалось.

Моё первое место работы — государственное предприятие «Аврора», там разрабатывают программное обеспечение для военных нужд. Я занимался разработкой информационной поддержки для кораблей и подводных лодок. Вторым местом работы стал «Транзас» — это частная фирма, которая разрабатывает навигационный софт для кораблей, яхт.

За год с небольшим в Wargaming я расширил свои навыки. Если раньше я работал только с Windows, то теперь я работаю со всеми нашими целевыми платформами.

— А как так оказалось, что ты стал работать в сфере, связанной с кораблями?

— Когда я учился в университете, то, как и все, испытывал нехватку денег. Мой отец — профессиональный электрик, и я за пять лет университета три года проработал электриком. Зарабатывал я в разы больше, чем когда начал карьеру программиста. Только через какое-то время я вышел на тот же уровень заработка, а позже — в хороший плюс.

Внутри себя ты всегда ощущаешь, нравится тебе занятие или не нравится. Если ты занимаешься чем-то, просто заставляя себя, начинаешь засыпать, терять бдительность, — то ты нутром понимаешь, что тебе это неинтересно. Я это осознал, и стал анализировать, что мне было интересно, чем я хотел заниматься, и, просто потратив какое-то время, переквалифицировался. Главное во всём — захотеть.

— В школе тебя интересовала информатика?

— В Питере мой дом находится за городом, и сначала я учился в местной школе. Там не происходило ничего интересного — интересным был разве что… определённый образ общения с людьми не всегда адекватными. После седьмого класса мы с родителями приняли решение о моём переходе в городскую школу. Я сразу попал в гимназический класс, и мне пришлось догонять программу.

Я начал общаться с совершенно другим кругом людей, погрузился в другую атмосферу. Благодаря этой школе оказалось проще попасть в технический вуз, в который я хотел. Там я тоже очутился в обществе людей, которые в чём-то меня превосходили, а в чём-то нет. Я стал смотреть по сторонам и черпать пользу из этой разницы. Вообще, я часто попадаю в такие ситуации, когда передо мной поднимается планка и мне нужно дотянуться до неё за короткий срок.

— Помнишь первую программу, которую ты писал и которая «зажила»?

— Это была моя дипломная работа. Я делал её, уже работая в «Авроре» в качестве техника: тогда я просто получал опыт. Вообще дипломных работы было две. Сначала я писал на одну тему, по специальности. А когда понял, что нужно менять сферу деятельности, то нашёл место, где я бы мог работать программистом, придумал интересную для них тему и на этой базе начал писать ещё один диплом. Это была простая программа для тестирования сигналов корабля. Старый диплом я отдал другу, а новый защитил — все остались довольны, а я сменил должность в «Авроре».

— Почему тебя в определённый момент привлекла гейм-индустрия?

— Мне всегда были интересны игры и их разработка, и при первой возможности я взял быка за рога. Сейчас я думаю, что и в дальнейшем буду работать в геймдеве. Глубоко внутри мы все знаем, чего действительно хотим. И, когда ты сталкиваешься с тем, к чему действительно стремишься, то нет никаких мук выбора: ты просто понимаешь, что это именно то, чего ты всегда хотел. В моём случае было именно так.

— А как ты оказался в Wargaming?

— Вообще я не планировал менять работу. Но как-то вечером начал лазить по сайту с вакансиями и решил откликнуться на пару. Завтра же мне позвонил рекрутер Wargaming и сообщил, что я подхожу как кандидат, но, когда я понял, что нужно переезжать в Минск, то сначала отказался. Потом поговорил с друзьями и родителями и через неделю перезвонил — так я и попал в Wargaming, где радикальным образом сменил область деятельности.

 — Ты можешь описать свою работу?

— В World of Tanks Blitz есть часть клиентского кода, которая на всех платформах должна работать одинаково. Эта часть единожды написана, в неё вносятся какие-то дополнения, новые фичи. Дальше этот единообразный код интерпретируется под разные платформы. И как раз в нашем департаменте, DAVA Engine, мы занимаемся  реализацией одного интерфейса и одного функционала под разные платформы. Это довольно интересное занятие. Естественно, сталкиваешься с некоторыми сложностями, потому что поведение разных платформ различается.

Некоторые вещи делаются в первый раз. Когда я пришёл, активно участвовал в запуске World of Tanks Blitz на Windows 10, затем мы принимали участие в выпуске игры на Mac. DAVA Engine — это прослойка между игрой и всеми целевыми платформами.

— Как выглядит твой обычный выходной?

— Приоритеты такие: спорт, программирование (для прокачки уровня), уборка. Из недели в неделю этот порядок меняется: чем-то я успеваю позаниматься в будни.

— Как ты увлёкся сёрфингом?

— Я давно люблю кататься на сноуборде и захотел попробовать вейкборд. Так как эти виды спорта очень похожи, мы с друзьями решили испытать сёрф-тренажёр, пока был не сезон для вейка. Попробовав впервые, я понял, что сёрфингом можно заниматься регулярно — каждую неделю. Это и эстетическое удовольствие, и физическая тренировка — статические нагрузки, от которых в течение часа довольно серьёзно устаёшь. Особенно хорошо я это осознал после того, как снова встал но доску после перерыва (на сёрфе сломал палец: неудачно упал прямо ногой на ребро доски).

— Есть идеи, на реализацию которых не хватает времени?

— Я уже давно горю идеей собрать разношёрстную футбольную команду, чтобы просто поиграть. Но организовать двух человек на какую-то активность намного проще, чем собрать целую команду. Поэтому я готов и к кому-то присоединиться; знаю, что у нас в компании есть своя футбольная команда.

Я активный человек и занимаюсь всем, до чего дотягиваются руки. На следующей неделе мы с другом собираемся пойти попрыгать на батутах; он ещё предложил прыгнуть с тарзанки, но я отказался. С одной стороны, меня тянет к чему-то экстремальному, но, пожалуй, это не тарзанка и не парашют. Хотя… есть такой вид спорта, где ты прыгаешь в специальном костюме белки и летишь. Костюм сшит таким образом, что между туловищем и руками вставлена плотная ткань, которая позволяет удерживаться в воздухе. Это безумно страшно, но я бы очень хотел попробовать — когда у меня уже будут дети и когда уже будет не так страшно.

Также в планах — съездить куда-нибудь на Шри-Ланку и оседлать настоящие волны — не зря же мы тренируемся!

Закрыть