Выходной с разработчиком. Поверить в себя и начать с нуля

Александре Радюк 24 года, три из них она работает в компании Wargaming. Начала с гейм-мастеринга в сентябре 2013-го: один год работала гейм-мастером, ещё год — в качестве эксперта, курировала работу модераторов социальных сетей.

Продолжаем цикл интервью-прогулок, которые дадут читателям портала возможность провести выходной день с разработчиком World of Tanks Blitz. Предыдущие материалы рассказывали о том, чем увлекаются гейм-дизайнеры Александр Куликов и Иван Воронов, комьюнити-менеджеры Дарья Климчук и Аня Мордовина, технический директор мобильного подразделения Виталий Бородовский.

Сегодня мы проводим выходной в компании QA-инженера World of Tanks Blitz. Саша начинает свой день, совмещая приятное с полезным. Мы встречаемся у входа в школу танцев, где она осваивает танцы на полотнах. Позже к нам присоединится подруга Саши — Катя. Их дружба началась во время учёбы в университете.

— Модераторы — это волонтёры, которые не работают в компании, но являются официальными представителями администрации, — Саша вспоминает, с чего для неё начиналась работа в компании. — Эти ребята помогают разработчикам на разных площадках нашей «WG-вселенной» — это и форумы, и чаты, и социальные сети. Они следят за соблюдением правил игры, общаются с другими игроками, помогают в организации и проведении онлайн-мероприятий.

Но управление людьми — это не совсем моё, и уже во время работы экспертом мне хотелось что-то поменять. Я обнаружила вакансию тестировщика в World of Tanks Blitz. «Блиц» с первого дня меня покорил, а в тот момент я как раз интересовалась QA (от английского quality assurance — контроль качества): читала литературу, изучала источники в интернете. Всё совпало — я решила, что хочу заниматься именно этим.

После того как я отправила резюме, меня пригласили на собеседование. И руководитель поверил в мой потенциал, потому что к тому моменту опыта у меня ещё не было, а всю теорию я перелопатила самостоятельно. Так уж вышло, что другие люди обычно верят в мои силы больше, чем порой я сама, — за это им огромное спасибо: и моему текущему руководителю, и предыдущим. Надеюсь, они понимают, насколько я ценю их доверие и вклад в моё развитие. Итак, уже более полугода я работаю в Game QA WoT Blitz.

— Сложно было на новой позиции?

— И сейчас мне бывает сложно с новыми задачами, с которыми прежде не приходилось работать. Главное сейчас — это опыт, который я приобретаю вместе с коллегами. От них я получаю углубленные знания и конкретные практические навыки именно по WoT Blitz, а теорию тестирования продолжаю изучать самостоятельно.

Команда QA Blitz большая, и весь департамент WoT Blitz разделён на несколько команд, которые занимаются разработкой и сопровождением определённых частей функционала или отдельных областей в игре. К примеру, я сейчас работаю в QA Core, в команде нас десять человек. Мы не отвечаем за что-то определённое, а скорее решаем общие и чаще всего срочные задачи, которые могут относиться к любой области игры.

Я занимаюсь тестированием со стороны игрового клиента. Грубо говоря, мы проверяем игру с той стороны, с которой она видна игрокам. Каждая область, весь функционал полностью проверяется от версии к версии с учётом нововведений и предыдущих исправлений. Каждая новая «фича» полностью тестируется до того, как попадает в новую версию.

В нашей работе очень важно глубоко погружаться в игру и принципы её работы. Это нужно, чтобы знать, что происходит в World of Tanks Blitz именно с точки зрения обычного игрока. Так что то, что разработчики не играют в свою игру, — это миф. Ещё как играют!

Не менее важна техническая сторона нашей работы. Здесь нужно знание особенностей работы сервера, различных инструментов, скриптов, баз данных. WoT Blitz — многоплатформенная игра. У каждой платформы насчитывается множество устройств с разными характеристиками и возможностями, с разными «осями». И всё это многообразие нужно учитывать при тестировании.

Сотрудники QA-отдела всегда тесно общаются с программистами, гейм-дизайнерами, арт-отделом. А ещё у нас есть супертестеры. Ребята большие молодцы: очень много проблем было обнаружено и исправлено с их помощью.

Кстати, от всех нас хочу выразить большую благодарность игрокам, которые своевременно сообщают о найденных ошибках. Мы не пропускаем ни одной жалобы, перепроверяем каждую из них и исправляем так быстро, как можем,  в зависимости от сложности проблемы.

Мы сами регулярно просматриваем форумы, чаты и другие ресурсы, где общаются наши пользователи. Но, конечно, больше всего информации приходит от отдела комьюнити и от Центра поддержки. Они своевременно передают нам информацию, которая поступает непосредственно от игроков на форумах, в соцсетях и на сайте Центра поддержки пользователей.

— Работая в QA, устаёшь больше?

— Когда я была гейм-мастером, мне приходилось работать в ночные смены, и это было тяжело. Поначалу мне даже нравилось, что на две недели ты просто выпадаешь из жизни (гейм-мастера в Wargaming работают посменно: две недели в дневные смены, две недели — в ночные): тебя никто не дёргает, ты никого не видишь. Но когда появляется личная жизнь, то хочется как-то планировать своё время

Поэтому я была очень рада, когда мне предложили должность эксперта, потому что у эксперта график стандартный — дневной офисный. Мне приходилось тесно сотрудничать с модераторами, но на тот момент большой командой я ещё никогда не управляла.

— Где ты училась?

— После школы я поступила в БГУ и два года отучилась на HR-менеджера (специалист по работе с персоналом) на дневном отделении, а затем перевелась на заочное, чтобы работать. Я училась платно, и мне нужно было каким-то образом оплачивать учёбу. Сначала я продавала мороженое, потом — мужскую одежду. А потом мне всё это надоело, и я отправила резюме на вакансию гейм-мастера в Wargaming. Я до последнего не верила, что меня возьмут, но у меня был большой игровой опыт, и подсознательно я надеялась, что всё получится.

Когда я пришла в Wargaming, я была увлечённым геймером — но не из тех, кто может играть сутками. Я с удовольствием играла, когда у меня было свободное время.

У меня есть старший брат, это он привёл меня первый раз в компьютерный клуб. Когда у нас появился свой компьютер, я часами смотрела, как брат играет, и ждала, когда же и мне посчастливится и можно будет тоже немного поиграть. В то время я увлекалась Diablo II, Need for Speed, потом Half Life и Warcraft, также очень нравилась игра Unreal II: The Awakening.

World of Tanks стали моей первой онлайн-игрой — конечно, сначала играла не очень хорошо, зато в удовольствие. А в WoT Blitz начала играть ещё с бета-теста. Когда проект только вышел, я даже написала несколько гайдов: пару по ИС-ам и один по D.W. 2.

— Как получилось, что ты отучилась на HR, но поняла, что это не твоё?

— Отец установил критерии: вуз должен быть престижным, а область изучения — широкой. Я подумала: что может быть престижнее БГУ? А специалисты по работе с персоналом востребованы во всех областях. Меня пугали тем, что на факультете много математики, но в итоге именно это меня и привлекло. Первые два курса у нас была математика, а затем началась чистая демагогия, которую я не выношу.

Хотелось на мехмат, и даже мой математик уговаривал меня перевестись после первого курса. Но я испугалась: а кем же я буду работать? Учителем математики? Это теперь я понимаю, что наше высшее образование даёт не столько профессию, сколько определённый багаж знаний, с которым ты можешь прийти куда угодно. Но в итоге так получилось, что я пришла скорее в техническую область работы, чем в гуманитарную.

— Есть у тебя обязательная программа выходного дня?

— Обязательно — это танцы. И обычно сразу после танцев я еду к маме в Марьину Горку. Там я позволяю себе не делать ничего. Гуляю с собакой, могу блинов напечь. Если я остаюсь в Минске, то, как правило, занимаюсь уборкой. Хотя я стараюсь уборку не оставлять на один день, а делать понемногу в течение недели. Я люблю порядок, но очень не хочется тратить на его наведение всё свободное время.

Я занимаюсь танцами на полотнах. Вообще, это акробатика, как в цирке! Решила, что нужно чем-то заняться, хотела именно танцы — я хожу в тренажёрный зал, но не хватало чего-то ближе к искусству. С детства было желание заниматься гимнастикой и — несмотря на то что я, скажем так, не самый поддающийся растяжке человек, — я всё же решила, что свои детские желания пора воплощать, и оказалась в школе танца на полотнах.

Мне очень нравится, и моя цель сейчас — через год растянуться и сесть в продольный шпагат (хотя, возможно, потребуется больше времени, потому что мне это тяжело даётся). А ещё научиться правильно тянуть носок: почему-то он у меня не тянется вообще. У меня очень крутой и внимательный тренер Лилия и я очень рада, что выбрала эту школу.

В Минске я остаюсь на выходных, если договариваюсь куда-то сходить с друзьями или что-то планирую со своей второй половинкой. Это кино, или прогулки, или просто отдых дома: я учусь готовить и иногда пытаюсь что-то испечь (как правило, это просто перевод продуктов, но мне нравится).

Был период, когда я так уставала на работе, что приходила домой и только лежала на диване и смотрела сериалы. Но потом я себя заставила — занялась своим здоровьем и физической формой, а ещё открыла для себя академический рисунок — занимаюсь им в будние дни по утрам.

— На что по-прежнему не остаётся времени?

— Хотелось бы больше путешествовать, и я уже нахожусь в предвкушении своей первой поездки. Пока что я живу просто в моменте. Мечтаю жить в доме, где-нибудь в глуши, лесу каком-нибудь или возле водоёма. Чтобы можно было большую собаку завести, цветы рассадить по периметру и сидеть в кресле-качалке на крыльце, носки вязать, любоваться красотами. Но такая жизнь, наверное, доступна только на пенсии. А сейчас нужно работать.

Закрыть